Лето.. Баржи..

Прошу прощения что давненько ничего не писал. Уж больно много перемен произошло в моей жизни и было совсем не до этого. Но тут случайно  на меня нахлынуло вдохновение и я решил запилить рассказ совершенно не связанный с авиацией.  

Дорогой друг, возможно ты сейчас сидишь в душном офисе, тесном вагоне метро, а скорее всего — на карантине. Предлагаю на несколько минут выйти из этой серой реальности и окунуться в солнечный мир моего детства и подросткового возраста, которые проходили в девяностых. Возможно, для тех, чье детство прошло со смартфоном в кармане будет интересно почитать как проводили время те, кто постарше, а тем кто постарше будет приятно вспомнить что-то знакомое.

И так, история берет начало в середине девяностых, когда мне было лет 8-9. Вспоминаю то время, как что-то радостное и беззаботное. Конечно же я говорю про летние каникулы. Школа к этому почти не имела отношения. 

Так сложилось, что мои родители переехали в  свежепостроенный дом в одном из поселков, в который также переехало большое количество других семей с детьми моего возраста. Как вы понимаете, это означает что друзей у меня было хоть отбавляй.
И вот каждое лето в промежутках между пионерболом, казаками-разбойниками, гонками на великах и прочим весельем, мы собирались всей толпой (человек десять) и выдвигались на пруд купаться. Пруд находился примерно в двух-трех километрах от дома, так что дорога занимала не мало. 

И вот мы дружной толпой шли между домов, огородов, чьих то дач похрустывая огурцами, которые кому-то дала бабушка в дорогу. По пути срывали всякие ягоды, что свисали через забор с дачных участков. Кто-то рассказывал анекдоты. На небе сияло солнце, а в душе было радостное и теплое чувство, которое тогда мы все были не в состоянии понять. Это сейчас мы знаем — то было чувство радости и безмятежности, чувство того, что вся жизнь еще впереди и все обязательно будет хорошо. 

Ну так вот, преодолев марш бросок в несколько километров нас встречал тот самый деревенский пруд с илистым дном и камышами где-то в стороне.


А с прудом в придачу шли доганялки, прыжки с тарзанки и игры в карты на берегу. Помню как после часа безвылазного ныряния мы бежали с синими губами на кусок деревенской асфальтированной дороги и просто падали на асфальт. Он был огненно горячим и довольно быстро приводил нас в чувство. 

Накупавшись вдоволь мы снимали плавки и одевали сухие шорты, чтобы было комфортно идти обратно. Плавки же надевали на голову тому, над кем хотели приколоться. Это также добавляло веселья в наш обратный путь домой. По дороге назад нашей традицией было остановиться на мосту, который проходил через трассу и поплевать немного вниз на проезжающие машины. При виде фуры мы радостно начинали размахивать плавками. Если водитель гудел в ответ — миссия выполнена, можно продолжать путь домой.

В таком ритме проходили дни, недели и к сожалению даже месяцы. 

Спустя какое-то время, приблизительно пару лет, мы подросли и ходить на пруд стало как-то лень. Все более-менее научились плавать и поэтому идти целый час, чтобы поплескаться в пруду, желания было все меньше. К счастью, неподалеку была река, на которую раньше родители не отпускали нас одних, ведь она глубже, там сильное течение, а также плаваю разные лодки и баржи. Теперь же река для нас подходила куда больше. 

И вот мы дружной толпой шли между домов, огородов, чьих-то дачных участков покуривая сиги, которые кому-то дала бабушка в дорогу. (Шучу. Моя бабушка курит трубку) На бабушку надежды не было, сиги приходилось покупать самим. На небе светило солнце. По пути кто-то отвешивал остальным лещей, а кто-то убегал со словами — Да ты зае#ал уже!  Кто-то рассказывал матерные анекдоты. 

Преодолев марш бросок не более чем в километр нас встречал поселковый речной пляж с горами песка, что навезли баржи. А с речкой в придачу также шли доганялки, игры в карты на желание и перекуры в кустах, чтобы никто не заметил и не рассказал родителям. Помню как после часа безвылазного ныряния мы бежали с синими губами на огромную гору песка и просто падали чтобы погреться.

Идет!  — Проорал кто-то.

Из-за поворота реки показался нос баржи.

Несколько пацанов постарше нас (примерно 16-17 лет) тут же кинулись в речку и со всей скорости погребли на середину. 

Мы просто лежали и грелись на песке, наблюдая как к паре голов торчащих из воды медленно приближается огромное корыто баржи. Только корыто поравнялось с головами, как первый парень легким движением руки зацепился за что-то и тут же запрыгнул на баржу. Точно таким же образом залез и второй. Они пробежались по песку что был на барже, добежали с конца баржи до самого носа, залезли на что-то и спрыгнули. 

Вот ненормальные — сказал кто-то из нас — Так ведь может затянуть под баржу и разрубить винтами. 

Ну да ладно, эта мысль быстро вылетела у нас из головы и мы продолжили в том же ритме проводить наше лето.

Время шло. Может быть месяц, а может и целый год. Не могу вспомнить точно. 

Идет!  — В очередной раз проорал кто-то на пляже.
Пофиг я плыву! — сказал мой друг, подскакивая с горы песка.
Да ты чо, опасно же цепляться за баржу! — начали остальные
Чо опасного? Протянул руку и залез. — ответил он.

Для тринадцатилетних пацанов это был довольно внушительный аргумент, поэтому мы быстро успокоились. Кроме того, у нашего друга была репутация такая, что он бы и за летящий самолет мог зацепиться при большом желании.

Мы просто лежали и грелись на песке, наблюдая как к торчащей из воды голове нашего друга медленно приближается огромное корыто баржи. Только корыто поравнялось с ним, как он легким движением руки зацепился за что-то и тут же запрыгнул на баржу.

Во дает! — сказал один из нас.

Он пробежался по песку что был на барже, добежал до самого носа, залез на что-то и встал в позицию капитана Джека Воробья пытающегося разглядеть земли вдали бескрайнего океана. Затем он спрыгнул и погрёб к берегу.

Ну что, стремно там? Под баржу затягивает? Легко было залезть? — набросилась толпа пацанов лишь только нога Джека вступила на сушу.
Да не.. Ну чо там.. Короче.. Да дайте уже кто-нибудь закурить и отдышаться!

Далее от нашего друга последовал увлекательный рассказ под действием полученной в кровь дозе адреналина, который в конечном итоге и разделил нашу банду на два лагеря — ссыкунов и тех, кто непременно хотел зацепиться за баржу. 

А лето так и шло полным ходом, в то время как мы полным ходом шли из дома к речке изо дня в день. Чтобы разнообразить скучное лежание на песке мы играли в догонялки по всему пляжу. Не знаю как у вас а в нашей команде было несколько читеров. Один мог задерживать воздух около трех минут, что с легкостью помогало ему скрыться от догоняющего в глубинах реки.
Другой же парень ловил под водой с открытыми глазами, чего мы вообще понять не могли. Вода то черная как нефть. Какой смысл открывать глаза? Но тем не менее, под водой от него еще никто не уходил.
Вдоволь набегавшись вся наша шайка снова падала на горы песка переводя дух.

Идет!  — Проорал кто-то.

Из-за поворота реки показался ржавый нос корыта от баржи.

— Чо, ты плывешь? — спросил меня друг вскакивая с песка
— Да что-то не знаю.. — засомневался я
— Да там ничо страшного. Смотри, я плыву первый, залезу и дам тебе руку если сам не вылезешь. Но это “широкая”, у нее рейки прямо у воды стоят, протянешь руку и резко зацепишься.
— Ладно поплыли.

Мы быстро гребли на середину реки, а баржа тем временем гребла в нашу сторону.

Быстрее! — крикнул друг — а то не успеем!

И в правду, баржа двигалась довольно быстро. Кроме того, она шла против течения и получалось что нас еще и сносило в ее сторону.

Все. Будь здесь  — сказал друг на середине реки — а я поплыву ей на встречу, вылезу раньше, чтобы успеть тебе дать руку.
— Ок — ответил я и остался один на середине реки, смотря как мой друг погреб в сторону корыта баржи. 

Спустя еще несколько секунд как только его голова поравнялась с баржей, он легким движением руки зацепился за что-то и тут же запрыгнул на баржу.

Вроде и правда ничего сложного — подумал я и продолжил висеть в воде, наблюдая как с каждой секундой ко мне приближается огромная баржа.

Должен сказать, первый раз в жизни это довольно пугающее зрелище. Когда стоишь на берегу на уровне воды, думаешь — Ну что там эта баржа.. Она плывет еле-еле, по высоте ее корыто торчит из воды сантиметров двадцать. Стало быть не так уж и сложно на нее залезть.

Когда же я висел в воде и ждал, мое мнение резко изменилось. Поскольку из воды торчала одна голова, то высота баржи для меня вдруг резко изменилась. Да не только высота, но и в целом все ее размеры. Ведь с берега то размеров не оценить в полной мере. Тут же складывалось впечатление, что на меня движется что-то огромное, типа панельного дома, а мне предстоить еще и цепляться за это.
Как только эта мысль проскользнула у меня в голове, за ней тут же последовала другая. Баржа то заходит на поворот, поскольку река изгибается, а я болтаюсь на месте. Получается мне еще надо подгадать угол, чтобы я оказался ровно сбоку корыта, а не перед ним, иначе она тупо меня задавит. Я гребнул несколько раз руками чтобы выровняться с краем баржи. Оставалось всего пару секунд. 

Мой друг уже стоит на корточках в конце баржи вытягивая мне руку, в то время как я — еще в самом ее начале. Вдоль всего корыта шла ржавая металлическая трубка, которую мы называли “рейка”. Я протянул руку и взялся за рейку, так же, как взялся бы в обычной жизни за поручень в метро. Поручень просто скользил у меня в руке, а никакой магии не произошло. Я все еще был в воде. Окину баржу взглядом, я осознал ужасное — половина корыта уже прошла мимо меня и шансов зацепиться оставалось вдвое меньше. Я ощущал примерно то, же что любой человек при виде уходящего от него поезда или автобуса.
Вот оно обманчивое чувство того, что баржа очень медленная, когда смотришь на нее с берега. В воде же, за каких-то две-три секунды мимо меня пронеслось уже половина корыта, а в голове пронеслось легкое чувство неуверенности. Я вытянул руку и снова и схватился за рейку что есть сил. На этот раз мне удалось удержаться и баржа вместе с течением реки сама вытолкнула меня на половину из воды. Осталось лишь немного напрячь трицепс, сделать выход силой и забраться на поверхность. Готово. 

В душе разливалось теплое чувство достигнутой цели. Я постоял несколько секунд смотря на знакомый пляж реки с нового, совершенно незнакомого мне ранее ракурса. Пляж довольно быстро проходил мимо.

Пошли в самое начало, там стоят “бочки”, с них можно понырять — позвал друг.

Бочками мы называли две короткие, но толстые трубы, сваренные между собой и заваренные сверху. За них цепляют канаты когда баржа причаливает. Выглядели они как два металлических пенька или бочки. Нос баржи и так был выше всей ее поверхности, но бочки же, добавляли свои полметра к этой высоте.

Мы бежали легкой трусцой по барже, а я крутил головой поглядывая то на уходящий пляж то на саму баржу, которую раньше я никогда не видел так близко и тем более не был на ней.

Мой друг залез на бочку, нырнул рыбкой и тут же выскочив из воды погреб обратно в сторону баржи, чтобы зацепиться еще раз. На счету была каждая секунда. Если чуть задержишься в воде, то баржа просто пройдет мимо. 

Я же  встал на одну из бочек в позицию капитана Джека Воробья пытающегося разглядеть земли вдали бескрайнего океана.  Затем я вытянул вперед руки и занырнул в воду рыбкой. Вынырнул, проводил взглядом уходящую баржу, дождался своего друга и мы довольные поплыли в сторону пляжа..

Сидя за ноутом и печатая этот рассказ я понимаю, что это один из тех моментов когда я просто жил. Лето, друзья, веселье и никаких забот. А в придачу никакого интернета, смартфонов и прочего. Мне кажется что эмоции были как-то ярче. 

И хотя сейчас в свои 30 я даже не обзавелся пивным животом и всегда готов к приключениям и путешествиям, все остальные вокруг меня — обзавелись. Никто уже ни к чему не готов. Чувство безмятежности улетучилось практически навсегда, оставив лишь счета, дела, проблемы, документы, задачи, сроки и все остальное, что прилагается ко взрослой жизни. 

Спасибо что прочитали, поделитесь с друзьями если понравилось.
Айбелив Акенфлаев.

 

Оставьте комментарий