[19] МКК: Местная квалификационная комиссия

Стажерские полеты подходили к концу, и последний из них нужно было выполнить с инструктором, чтобы получить от него окончательную оценку перед сдачей экзамена.
С каждым полетом все меньше и меньше оставалось страха перед пассажирами. Это был не страх толпы, а скорее страх неловкости и неудобства. Так чувствует себя ученик, который боится, что его вызовут к доске. Точно также и я боялся всяких неизвестных мне вопросов – У нас через 20 минут пересадка на другой рейс, что нам делать? А можно мы пересядем вон на те кресла? и т.д. Кроме того, рейсов перед экзаменом, как и времени, оставалось все меньше и меньше. И это также нагоняло страху. Миллион слухов и сплетен витали вокруг этого экзамена. Что только о нем не говорили, но суть была одна – сдавать сложно и страшно. Все что нам вбивали в головы, с девяти утра до пяти вечера на протяжении трех месяцев нужно было знать наизусть. Честно сказать я даже в институте не прилагал таких усилий, чтобы запомнить столько материала.
И вот остался крайний рейс с инструктором, на котором я спросил:
— У меня завтра экзамен, как думаете, что мне лучше повторять?
— Да не заморачивайся. Если все нормально, а я вижу, что у тебя все нормально, то по любому сдашь – ответил он.

Настал очередной день Х, и я выдвинулся на работу. Выглядел я так, что Джеймс Бонд в своем костюме нервно покуривал. Впрочем, выглядеть по-другому было нельзя, в первую очередь будут оценивать внешний вид.

Говорят, что перед экзаменом нужно расслабиться, хорошо позавтракать, чтобы быть сытым, довольным и ни о чем не переживать. Так я и сделал, но это не помогло. За полтора часа в пути я так и не смог отвлечься. Приемник играл свои 10-15 песен по всем радиостанциям, которые любой человек знает наизусть, если слушает радио в машине каждый день. Но ни одной из них я не слышал. Мозг отказывался вообще, что-либо слышать. Он лишь прогонял вопросы экзамена один за другим. И я постоянно ловил себя на мысли, что какой-то вопрос я знаю не полностью, хоть и читал его раз десять.

Перед дверью кабинета царила самая настоящая атмосфера экзамена. Один из нашей группы уже отвечал по ту сторону двери. А я тем временем наблюдал картину, как кто-то читает конспекты, кто-то отвечает друг другу на вопросы, а кто-то придерживался принципа «перед смертью не надышишься» и не повторяет ничего. Такой же принцип выбрал и я.
Дверь открылась, и вышел мой одногруппник:

— Фуух. Сдал. Давайте следующий.
— Ну что, как там? Сложно? Чо спрашивали? Какой номер билета? – посыпались разом вопросы из толпы.

Ладно, пойду – подумал я и открыл дверь.
За столом сидело четыре человека, которых я абсолютно не знал. Я лишь знал, что это могли быть как начальники отделений, так и более высокое руководство.

— Здравствуйте. Айбелив Акенфлаев. – Представился я и протянул те самые документы с отзывами и оценками, что мне заполняли на стажерских полетах.


— Здравствуйте, присаживайтесь, у нас можно отвечать сидя, сегодня нам обмороки не нужны.
— Ну, рассказывайте, почему выбрали эту профессию? – Спросил парень в очках лет тридцати двух. — Еще не поздно уйти.
— Мир посмотреть, да и зарплату обещают неплохую.
— Ну, слава богу. Хоть кто-то честно ответил. А то начинают тут плести чушь про всякие перспективы, знакомства с интересными людьми… Расскажите мне, как вы будете пользоваться огнетушителем?
Фух – мысленно выдохнул я – начало неплохое, это одна из самых простых процедур.
— Расстегиваю хомут, снимаю огнетушитель, срываю пломбу, направляю сопло в основание пламени, держу вертикально и разряжаю — Отчеканил я.
— Хорошо. Как снять кислородный баллон, если он вдруг вам понадобиться?
— Так же, как и огнетушитель, расстегиваю хомут и снимаю.
— Правильно. Представьте, что я иностранец и скажите мне, чтобы я открыл шторку иллюминатора.
Блин началось, как там это по-английски.. эээ.. а точно, помню! – пронеслось у меня в голове за секунду.
— Pease open the window shade. (Откройте шторку иллюминатора пожалуйста)
— Why should I open it? (почему я должен это делать?)
— Because it is the rule of our airlines. (Потому что это правило авиакомпании) – Сочинил я.
— Бекоз ит из зэ рул оф ауа эирлайнс… — задумчиво эхом отозвался человек в очках. – Что ж, хорошо.

В воздухе повисла минутная пауза длиной в целую вечность. Я сидел перед комиссией на том же стуле, но вопросов больше не последовало. Меня терзали сомнения по поводу моего ответа на английском. Я понимал, что ответил не идеально. К тому же это «Why should I open it?» прозвучало с таким идеальным британским акцентом, что все стало предельно ясно – этот парень в очках, знал английский в совершенстве.

— Держите ваши бумаги – Нарушила тишину женщина из комиссии – Поздравляем вас со сдачей экзамена на оценку 4. По всем вопросам отвечали хорошо, но английский можно и поуверенней.
— Спасибо – улыбнулся я.

И вот шквал вопросов обрушился уже на меня, не успел я выйти из двери. Но я был рад рассказать, как все прошло, ведь я же сдал. Три месяца подготовки и последние волнительные дни перед экзаменом – все это закончилось. Я чувствовал себя точно также как при выпуске из института – больше никаких экзаменов. С этим чувством я и направился домой, обзванивая родных и близких, чтобы те уже перестали меня ругать.

Один день спустя я направился на склад, чтобы получить форму. Пожалуй, именно примеряя форму и смотрясь в зеркало, я понял, что теперь я бортпроводник. Никакие экзамены и стажерские полеты не придавали мне это чувство, как форма. Кроме меня на складе было еще несколько человек из нашей группы. Мы обменивались впечатлениями по поводу экзамена, выяснилось, что из тридцати человек не сдали двое. Одна ничего не знала, а другая так переволновалась, что просто не смогла ничего ответить. Им предстояло заново отлетать стажерские полеты и сдавать экзамен еще раз. Ну а если уж не сдадут со второго раза, тогда придется платить компании за обучение и уезжать домой.
Выйдя со склада, я сел в машину, достал мобильник и зашел в личный кабинет. На целый месяц вперед появились рейсы, а надпись «стажер» сменилась на «flight attendant» (бортпроводник)!
По-прежнему не верилось, что завтра мне лететь в одну страну, послезавтра в другую.


 

Leave a Reply